Взрывы жилых домов в Буйнакске, Москве и Волгодонске в сентябре 1999 года

«Чёрный» сентябрь в России времён правления Путина ознаменован целой чередой трагических дат, начиная с чудовищного теракта в Беслане 1-3 числа. Далее в календаре следуют не менее зверские и бесчеловечные теракты 4-го, 9-го, 13-го и 17-го сентября. В эти дни были взорваны жилые дома в российских городах Буйнакске, Москве и Волгодонске.

По официальной кремлёвской версии и по приговорам судебных органов выходит, что эти теракты якобы были организованы и профинансированы руководителями НВФ Исламский институт «Кавказ» Эмиром аль-Хаттабом и Абу Умаром. А осуществили теракты нанятые ими группы северокавказских боевиков.

Но наряду с кремлёвской точкой зрения, среди российской и мировой общественности существует стойкое убеждение, что к этим подрывам по ночам жилых домов со спящими мирными жителями самым непосредственным образом причастны спецслужбы России и прежде всего путинская ФСБ.

Необходима маленькая победоносная война

Всё началось с того, что 9 августа 1999 года президент Ельцин выступил с телеобращением, в котором он сообщил россиянам, что наконец-то выбрал себе преемника. Им стал малоизвестный чекист В.В.Путин, который до этого работал директором ФСБ.

До выборов президента оставалось полгода. Ельцинский преемник должен был как-то проявить себя, завоевать популярность и рейтинг. Как и на чём за несколько месяцев раскрутить узнаваемость никому неизвестного человека, которого выбрал преемником Ельцин? Ответ был найден: Путину нужна была маленькая победоносная война.

Повод для начала новой войны в Чечне кремлёвские полковники нашли быстро. За 2 дня до назначения Путина, 7 августа 1999 года, как раз обострилась обстановка в Дагестане. Из Чечни туда вторглись около 400 боевиков Басаева и Хаттаба, которые захватили 5 сёл в удаленном Ботлихском районе в горах.

10 августа 1999 года, уже на следующий день после назначения Путина, «Исламская шура Дагестана» распространила Декларацию о восстановлении Исламского Государства Дагестан. Путин в ответ заявил, что им «подготовлен комплекс мер по поддержанию порядка и дисциплины в Дагестане».

Даже со всеми имеющимися силами, Басаев и Хаттаб никаких шансов захватить Дагестан и одержать военную победу не имели. Но кремлёвская братва ухватилась за этот предлог и начала военное вторжение. Путин очень кстати получил возможность показать себя «полководцем-победителем».

С момента начала боевых действий в Дагестане Путин больше не вылезал из телевизора, педалируя тему «борьбы с терроризмом». Боевые действия в Дагестане в августе-сентябре 1999 года ещё не были второй чеченской войной. Это была лишь локальная боевая операция. Путину необходимо было нечто более масштабное и кровавое.

Проблема была в том, что в то время, после неудачной первой войны в Чечне, общественное мнение в России вовсе не желало снова начинать войну с чеченцами, которые фактически отделились в 1996 году и российский обыватель большой трагедии в этом не видел. Отделились – ну и ладно, туда им и дорога.

Все понимали, что война в Чечне – это кровь, зверства и смерть, а воевать придётся призывникам — юнцам, только что окончившим школу.

С военной точки зрения никакой необходимости начинать вторую чеченскую войну именно осенью 1999 года не было. К 15 сентября 1999-го боевиков выбили из Дагестана. И Россия вполне могла бы просто заблокировать Чечню вдоль границы региона, не заходя на её территорию.

Но такое развитие событий категорически не устраивало Путина. Ведь без кровавой бойни он не стал бы «победителем в войне» и россияне не выбрали бы его президентом.

Поэтому Путину для оправдания начала войны нужен был в России настоящий шок, встряска общественного мнения, взрыв негодования. По замыслу кремлёвских стратегов, террорист Басаев должен был стать тем, кого возненавидит вся страна, а Путин, «замочивший его в сортире», тогда предстанет пред народом как спаситель отечества. Нужно было нагнать жути, страха и ненависти к чеченцам, чтобы народ согласился таки с началом войны и с Путиным как достойным преемником Ельцина.

И тут вдруг неожиданно в России стали взрываться жилые дома. Обычные многоэтажные дома, в которых жили простые граждане. Взрывали по ночам, когда все спали. А на утро перед людьми представали жуткие картины разрушений с сотнями трупов. В те дни впервые на всю страну прозвучало слово «гексоген», которое раньше было известно лишь специалистам.

4 сентября 1999 года

В дагестанском Буйнакске возле пятиэтажки взорвался грузовик с тремя тоннами самодельной взрывчатки. Как позже выяснилось, это был взрыв с использованием смеси алюминиевой пудры с селитрой. В разрушенном доме жили семьи военнослужащих. Погибли 64 человека. Пострадали также 37 домов в радиусе двух кварталов.

9 сентября 1999 года

В Москве около полуночи был взорван подъезд жилого дома на ул. Гурьянова. 106 убитых, 690 раненых. На месте взрыва были обнаружены следы гексогена и тротила. Благодаря тому, что дом был панельный, некоторые люди выжили, их просто завалило плитами и их потом смогли извлечь из-под развалин.

13 сентября 1999 года

Был взорван дом на Каширском шоссе. И здесь использовался тротил с гексогеном. Этот дом был кирпичный. После взрыва дом превратился в груду щебня. У жильцов не было никаких шансов на спасение.

17 сентября 1999 года

Очередной теракт в Волгодонске. Взорвался припаркованный автомобиль у девятиэтажного дома № 35 по Октябрьскому шоссе. Подрыв был осуществлён также, как в Буйнакске. К дому подогнали грузовик с несколькими тоннами самодельной взрывчатки, смеси алюминиевой пудры и селитры. Убитых — 19, раненых — 89.

В газете «Коммерсант» от 17 сентября 1999 года было опубликовано интервью с Мариной Божьевой, жительницей дома №5 по ул. Гурьянова. Она стала очевидцем взрыва 9 сентября 1999 года:

«Теперь я уверена: расстрелять их надо, этих чеченцев. Звери они, понимаете, звери. И, видимо, не зря Сталин хотел их всех уничтожить. Я видела все эти последствия. И не могу представить, что испытали те, у которых погибли там близкие».

14 сентября 1999-го российская авиация нанесла первый бомбовый удар по территории Чечни. 24 сентября на пресс-конференции в Астане Путин произнёс своё знаменитое «мочить в сортире». А 30 сентября сухопутные войска РФ пересекли границу Чечни. Началась вторая чеченская война.

Напуганные и разгневанные россияне поддержали войну и выбрали президентом Путина.

Под постоянным, неумолкающим треском агрессивной милитаристской и антитеррористической риторики в телевизоре, никому даже и в голову не пришла мысль о том, что вообще-то нужно было бы обсудить личность кандидата в президенты России, его биографию, его предвыборную президентскую программу наконец.

Но никаких дебатов, никаких обсуждений не проводилось. Ничего этого не было. В телевизоре с утра до ночи был только Путин, война, сюжеты о боевых действиях и сводки с линии фронта. С тех дней двадцатилетней давности ничего в России не изменилось. В телевизоре всё тот же Путин, война, «кругом враги», «мочить в сортире» и всё такое прочее.

Вторая чеченская война началась благодаря взрывам домов в сентябре 1999 г. Но в промежутке между взрывами и началом войны была ещё Рязань. И после неё взрывы домов почему-то резко прекратились.

Рязанский сахар

22 сентября 1999 года, благодаря бдительности жителей дома по ул.Новоселов, 14/16 в Рязани, был предотвращён ещё один теракт, целью которого также был подрыв жилого дома и убийство мирных жителей.

Вечером один из жильцов случайно заметил, как некие люди заносят в подвал дома мешки, похожие на мешки с сахаром. Бдительный гражданин тутже вызвал милицию.

На месте этих подозрительных личностей задержать не удалось, но их мешки нашли. Жителям объявили, что дом заминирован и в считанные минуты выгнали их из квартир. Ночь они провели в соседнем кинотеатре.

На следующий день, 23 сентября 1999 года, пресс-центр МВД РФ сообщил, что экспресс-анализ вещества в мешках показал присутствие гексогена. Это стало шоком для всех. Ведь только что в Москве 9-го и 13-го сентября гексоген-тротиловой смесью уже были подорваны два дома, так же ночью, при этом погибли более 200 человек.

Эта новость тут же прогремела на всю страну. Областное УВД и ФСБ стояли на ушах и через пару дней вычислили местонахождение подозреваемых. Они жили на съёмной квартире в Рязани.

И тут внезапно ФСБ заявило, что это якобы был вовсе не теракт, а учения, в мешках не гексоген, а сахар, и что главные подозреваемые являются сотрудниками ФСБ. Они дескать «проверяли бдительность» граждан в разных городах. С тех пор выражение «рязанский сахар» стало крылатым.

Версия ФСБ

Официальная версия ФСБ об «учениях» в Рязани с целью проверки бдительности граждан не выдерживает никакой критики.

Такие мероприятия, а это по сути учения по гражданской обороне в жилом секторе, требуют наличия утверждённого плана, который согласуется с местными властями. План своих «учений» ФСБ предоставить наотрез отказалась, в том числе и через суд. Местные власти в Рязани явно были не в курсе «учений» и расценивали всё происходящее именно как попытку теракта.

Было возбуждено уголовное дело по статье «Терроризм». ГУВД Рязани официально сообщило об обнаружении мешков с взрывчаткой и дало ориентировку по фотороботам подозреваемых. Также была обнаружена машина террористов, которая числилась в угоне. Почему ФСБ проводило свои «учения» с применением реально угнанной машины? Вопрос остался без ответа.

К тому же, после обнаружения мешков в подвале дома в Рязани вся официальная пропаганда два дня трезвонила о предотвращении теракта. Днём 23 сентября «Вести» на РТР сообщали:

«Взрывотехники муниципальной милиции, провели предварительный анализ и подтвердили наличие гексогена. Сейчас содержимое мешков отправлено в московскую лабораторию ФСБ для получения точного заключения».

Плюс ко всему, версия с «учениями» появилась только 24 сентября в середине дня, когда местонахождение подозреваемых в Рязани было уже установлено и встал вопрос об их задержании. Поэтому нужно было срочно что-то соврать.

Еще утром 24 сентября министр МВД Рушайло, выступая на совещании по борьбе с организованной преступностью, похвастался: «Есть положительные сдвиги. Об этом, в частности, свидетельствует вчерашнее предотвращение взрыва жилого дома в Рязани» . И поздравил коллег.

Но буквально через полчаса в том же здании из кабинета выскочил глава ФСБ Патрушев и заявил, что это были учения.

Вдобавок ко всему, подробности про гексоген. 24 марта 2000 г. в эфире НТВ вышла программа о рязанских событиях с участием жильцов дома и сотрудников ФСБ. Алексей Картофельников (тот самый жилец, который проявил бдительность и вызвал милицию) описывал содержимое мешков как «желтоватый порошок» в виде порезанной «вермишели». Вермишель перепутать с сахаром просто невозможно.

Вскоре после обнаружения мешков, МВД России сообщило, что экспресс-анализ показал наличие паров гексогена. Анализ проводили взрывотехники инженерно-технологического отдела рязанского УВД Юрий Ткаченко с коллегами. Было возбуждено уголовное дело по ст.205 (терроризм).

Итоги расследований терактов

В 2004 году суд в Москве приговорил к пожизненному двоих террористов — Деккушева и Крымшамхалова, которые были участниками группы, взрывавшей дома в сентябре 1999 году.

Они взорвали дом в Волгодонске, но в Москву они не приезжали. Деккушев и Крымшамхалов назвали четырёх сообщников, которые поехали взрывать Москву (Гочияев, Батчаев, Сайтаков, Абаев), но ни один из них не предстал перед судом. Гочияев скрылся за границей и его не нашли, остальные трое убиты в Чечне или при задержании.

Обстоятельства бегства Гочияева из Москвы после второго взрыва на Каширском шоссе так и остались невыясненными. В Москве он жил у своей подруги Татьяны Королевой, которая работала риэлтером и помогала Гочияеву снимать помещения. Её довольно быстро вычислили и в ночь на 13 сентября к ней нагрянули с обыском. Гочияева там уже не было. В ту ночь как раз взорвался дом на Каширке.

Странным образом Гочияев успел скрыться за считанные часы до ареста, заложив напоследок взрывчатку под очередной дом. При этом дали уйти и Королевой. Её задержали, но наутро отпустили, и вскоре она скрылась в Чечне.

Эпилог

Кто бы ни взрывал дома в сентябре 1999 года — ФСБ, сами чеченцы или ФСБ в сговоре с чеченцами, эти теракты своё дело сделали. Перепуганные россияне были согласны поддержать войну с Чечнёй лишь бы прекратить весь этот кровавый кошмар. Ну и выбрали президентом Путина, пообещавшего «замочить всех в сортире».

Сейчас уже каждый россиянин видит и понимает что из этого вышло. Двадцатилетнее иго кгбешного путинизма кажется не закончится уже никогда.

*  *  *

Алекс

Автор: Алекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *